Навионик

Определись в пространстве!
Сегодня 23 октября 2017 г.

Просмотр статьи

Проход по ссылкам навигацииГлавнаяСтатьиПросмотр

Отрасль на плаву.

27.01.2009, Просмотров: 4546

Как в России переживают кризис? Собственный корреспондент "Вестей недели" в Нижнем Новгороде отправилась на производство, на знаменитый судостроительный завод "Красное Сормово".

Скорость сборки корабля можно определить по тому, как то вверх, то вниз перемещаются по верфи многотонные секции и сварщики в защитных масках. "Собран корпус, - докладывает мастер участка судостроительного завода "Красное Сормово" Михаил Пестов. - Происходит обвязка грузовым трубопроводом".

Строительство корабля, как пошив хорошего костюма, начинается с обработки материала. Металл особой сверхпрочной марки сначала разогревают до 40 градусов, потом чистят и покрывают защитной грунтовкой. Детали вырезает новая немецкая машина, которую рабочие между собой иногда называют "Глаша".

Корабельную выкройку сшивают роботы, которыми управляет оператор портала. Он - и программист, и сварщик одновременно. Рабочая смена – 9 часов. Из них 8 - Павел Юрлов неотрывно следит за катушкой с медной проволокой. Если проволока порвется или еще хуже - закончится, современный конвейер придется остановить. "Проблема стала: проволоку привозили раньше вовремя, а теперь там задержки", - рассказывает оператор портала завода Павел Юрлов.

Конвейер пока не останавливали. Это самая крайняя мера. Но жесткую экономию на заводе ввели, и вместо трех смен теперь работают в две.

Чтобы просчитать всю математику судостроения, не хватит обычного образования. Вот только один пример: в цехе, где раньше строили подводные лодки, теперь - гигантские площади лодочного завода, это 500 миллионов накладных расходов. То есть буквально плюс к себестоимости каждого судна - еще 70 миллионов рублей - за газ, электричество и землю.

Сталевары лучше других знают, сколько стоит построить корабль. И цену определяют не количеством бумажных купюр, а по весу огненного ковша. Фасонное литье - единственное на Волге производство сложных корабельных деталей. "О, нас так зажали, факелы тушим, свет экономим, - рассказывает мастер цеха фасонного литья завода "Красное Сормово" Иван Назаров. - Вот я сейчас должен все лампочки выключить".

На стапелях - 7 нефтеналивных танкеров класса "река-море". Как здесь говорят, "в разной степени готовности". Их заложили еще в прошлом году. В начале января спустили на воду первый. Но заказчики неожиданно сообщили о том, что намерены отказаться от всех судов. "Буквально 19-20 января наши заказчики говорят, что у них появились проблемы в иностранных банках", - поясняет генеральный директор завода "Красное Сормово" Николай Жарков.

Директор Николай Жарков пришел на "Красное Сормово" инженером, сразу после института, 47 лет назад. Говорит, завод всегда работал по заказу правительства и только для отечественного флота. За последние 15 лет завод построил больше сотни единиц речного и морского флота, но в этом списке нет ни одного танкера или сухогруза для России.

"Срок службы судна - 30-40 лет, - продолжает Николай Жарков. - Первые 5-6 лет оно окупается, потом приносит прибыль. Наши судостроительные компании не могут выкупить эти танкеры, потому что находятся в неравных условиях с иностранцами. Нашим мешает 17 процентов налога на добавленную стоимость. Необходимо, чтобы правительство помогло судоходным компаниям льготными кредитами".

В Объединенной судостроительной корпорации, куда входит завод "Красное Сормово", уверены: не просто сохранить, но даже увеличить производство можно с помощью отлаженной системы государственных заказов. В подтверждение этому – слова Владимира Пахомова - президента ОАО "Объединенная судостроительная корпорация": "Это будет хорошо спланированный и продуманный государственный оборонный заказ, и он позволит загрузить все наши основные верфи строительством - как надводных, так и подводных кораблей. Если говорить о поддержке системообразующих предприятий - то такие тоже есть в системе ОСК, порядка 9 основных предприятий, начиная от "Севмаш" и заканчивая "Красным Сормовым", Амурским судостроительным заводом, "Янтарем" и так далее. Они все включены в эту программу "Оздоровление системообразующих предприятий".

Комсомольская стройка, стахановское движение. Черно-белый 58-й год. Кадры хроники. Индустриальная легенда родилась 160 лет назад с первого в стране пассажирского парохода "Ласточка". Потом были первый двухпалубник, самоходная баржа, железнодорожный паром, первый в мире теплоход и первая в мире линия непрерывного, как говорят металлурги, "розлива стали", после запуска, которой завод получил Ленинскую премию. Строили танки, железнодорожные вагоны, суда на подводных крыльях, экранопланы и подводный флот.

Семь утра. Бодрый голос заводского радио и дворники открывают на судостроительном гиганте первую смену. Третьяковы, Урыковы, Чкаловы: почти у каждого здесь не просто фамилия - династия. Есть семьи, где общий трудовой стаж больше, чем возраст индустриального гиганта. И хотя, в среднем, зарплаты невелики, прийти работать на завод и стать в 21 год строителем кораблей (это настоящее, официальное название специальности) - и престижно, и модно. "Я уже по собственному опыту вижу: фирмы лопаются, и все друзья мои идут работать на завод", - рассказывает мастер участка завода "Красное Сормово" Михаил Пестов.

На общем собрании сормовичи решили: несмотря на финансовые трудности, сокращения не будет. В цехах, где все искрит и грохочет, понятия "работа" и "стабильность" – синонимы, потому что строителям кораблей думать о финансовых трудностях во время смены запрещено - от этого портится настроение и ухудшается качество сварных швов.
 

Алена Рогозина. Вести.Ru